Летучие мыши и эволюция
Рон Литтл     http://www.creationism.org/russian/bats_ru.htm

Вы когда-нибудь смотрели в небо тёплым летним вечером, когда тьма обволакивает землю, видели летающие существа, стремительно носящиеся в воздухе? Птицы, - вы думаете сначала, но присматриваетесь: они дёргаются, совершают резкие взлёты и падения, что нехарактерно для птиц. Вас вдруг осеняет: летучие мыши! Вы либо радуетесь возможности понаблюдать за их полётами, либо немного пугаетесь, вспомнив мифы о Дракуле и вампирах, а также полагая их бешеными.

На протяжении веков летучие мыши были героями мифов и легенд, непонятыми и устрашающими. Но что же такое летучие мыши и откуда они взялись?

   ЧТО ТАКОЕ ЛЕТУЧИЕ МЫШИ?
Летучие мыши - млекопитающие. Они покрыты шерстью, живородящие, выкармливают своих младенцев сосками, расположенными сбоку под крыльями. Но есть факт, который делает их уникальными среди млекопитающих: они не только идеально приспособлены для подвешивания вниз головой, как ленивцы, но ещё и могут летать. Летающие млекопитающие - только они. Летяги и летающие лемуры могут только скользить вниз; только летучие мыши могут именно летать.


Летучие мыши - не грызуны, хотя многие люди считают их мышами с крыльями. На самом деле, члены рода Myotis (в том числе обычная маленькая коричневая летучая мышь, Myotis lucifugus) называются ушастыми летучими мышами. Но у них бывает только один детёныш в год (у некоторых бывают близнецы и даже «четверни»), живут они от 12 до 30 или более лет, в зависимости от породы. Летучие мыши настолько уникальны, что они были помещены в их собственном отряде Chiroptera, что означает «рукокрылые». Как следует из названия, их крылья - это руки, которые заканчиваются запястьем с большим и четырьмя разделёнными пальцами, образующими рёбра крыла и соединёнными кожаной перепонкой. Птичье крыло, напротив, обладает значительно уменьшенным количеством пальцевых костей. Когда летучие мыши не летают, они складывают пальцы назад вдоль предплечий. В то время как большие пальцы большинства насекомоядных летучих мышей, которые гоняются за добычей на крыльях, малы и слабы, большие фруктоядные летучие мыши, называемые летучими лисицами (из-за мордочек, похожих на лисьи или собачьи), имеют очень длинные и сильные большие пальцы, изогнутые как когти, которые они используют для лазания по деревьям и сбора фруктов.

Пальцы летучих мышей имеют такое же количество костей, как и наши, но они пропорционально намного длиннее. Последняя кость «среднего» пальца мыши Родригес (Pteropus rodricencis), например, в сложенном состоянии свисает из-за локтя. Посмотрите на ваши пальцы и предплечья; попробуйте приложить пальцы от запястья вдоль руки и представить себе, что пальцы заканчиваются уже за локтем. Но не забудьте оставить свой ​​большой палец ещё дальше, чтобы цепляться и лазать. Ещё есть перемычка, которая соединяет все пальцы, кроме большого, и простирается вдоль руки и тела вплоть до лодыжки, и у большинства видов продолжает окутывать часть или весь хвост. Когда летучие мыши расправляют свои пальцы и руки, их крылья готовы к полету. Двигая «руками», они изменяют форму своих крыльев. На замедленной видеосъёмке (National Geographic) чётко показано, как насекомоядные летучие мыши захватывают насекомых мембранами крыльев и хвоста и перекладывают их в рот во время полёта. Поистине они уникальные млекопитающие.

Отряд делят на два семейства: Megachiroptera, «большие летучие мыши» и Microchiroptera, «маленькие летучие мыши». Все насекомоядные летучие мыши маленькие; фруктоядные летучие мыши Европы, летучие лисицы - большие. Всех остальных причисляют к одному или другому семейству как правило согласно их размеру. Однако, система имеет изъян: некоторые маленькие, например, маленькие ямайские летучие мыши (Artibeus jamaicencis) питаются фруктами, а одна летучая лисица, цветочный длинноязыкий крылан (Syconycteris australis), весит лишь половину унции.

   ЭВОЛЮЦИОННОЕ ПРОИСХОЖДЕНИЕ
Так как большинство летучих мышей питаются насекомыми, эволюционисты традиционно учат, что летучие мыши произошли от примитивных насекомоядных, таких как землеройки, кроты и т.д. Фруктоядные мыши изменили свой рацион под давлением экологии.

Но в начале 80-х Дж.Д. Смит (Смит с. 347-365) предположил, что большие и маленькие летучие мыши развивались отдельно, потому что между ними много физиологических различий кроме размера. Например, маленькие имеют сложный плечевой сустав и коготь только на большом пальце, в то время как у больших простой плечевой сустав, а коготь - и на большом, и на указательном пальцах. Маленькие используют эхолокацию, а большие в основном полагаются на своё острое зрение. Зубы маленьких приспособлены для охоты, а у больших - для измельчения частей растений. Большие могут жить только в тропиках, им нужна пища круглый год, многие маленькие способны проводить холодные зимы в спячке.

В 1986 доктор Джон Петтигрю также предположил, что летучие лисицы наиболее близки приматам (Петтигрю с. 1), и что наряду с летающими лемурами, которые на самом деле не летают и тоже выделены в свой ​​собственный отряд, они с приматами произошли от общего предка.

Он основывал свои выводы на исследованиях, которые показали, что приматы имеют уникальные нервные пути в мозге, связанные со зрением, настолько уникальные, что именно они считались главным отличием приматов от неприматов. Доктор Петтигрю обнаружил, что у всех летучих лисиц они есть, в том числе у упомянутого выше цветочного длинноязыкого крылана, а у маленьких летучих мышей - нет. Он предположил, что раз у летающих лемуров тоже есть эти пути, то все они на самом деле приматы, произошли от общего предка, но управление полётом у крупных летучих мышей развивалось позже в эволюционной истории, что оно напоминает полёт маленьких летучих мышей лишь случайно.

С тех пор, однако, другие исследователи бросили вызов его идее «двух происхождений» (Гиббонс, с. 34). Исследования с митохондриальной ДНК показали, что все летучие мыши - близкие родственники, но приматам не родня. Кроме того, мышечный комплекс в крыльях всех летучих мышей отличается от птичьего и всех летающих млекопитающих.

Предпочтительнее утверждений, что все подобные адаптации, необходимые для управления полётом, появлялись отдельно у двух групп летучих мышей, альтернативное объяснение: что на самом деле все нервные пути, связанные с остротой зрения, возникли у летучих лисиц, летающих лемуров и приматов независимо, так как все они в поисках пищи полагаются на своё зрение. Маленькие летучие мыши, наоборот, в основном полагаются на свой слух и эхолокацию, а зрительные пути у них никогда не развивались.

   ДОКАЗАТЕЛЬСТВА
В попытке понять происхождение летучих мышей, исследователи могут изучать живущих животных, но миллионы лет назад не было никого, кто бы мог наблюдать образование летучих мышей, поэтому необходимо выяснить, какие доказательства содержат окаменелости. Итак, о чём же они свидетельствуют? Что говорят ископаемые? В «Бионауке» (Bioscience) за май 1992 года мы обнаруживаем такую цитату:
«К сожалению, окаменелости могут лишь осложнить ситуацию. Переходная морфология между четвероногими животными и летучими мышами среди них не представлена, животные представлены в них так же приспособленными, как и их современные родственники» (Тьюссин, с. 340).

В статье «Летучие мыши: естественная история» (Bats:  A Natural History) Джон Хилл говорит почти то же самое:
 «... все останки летучих мышей, даже самые древние, - явно полностью развитые летучие мыши, они проливают мало света на переход от их наземного предка» (Хилл, с. 33).

Самый древний известный скелет, предположительно 60 миллионов лет (Уилсон, с. 79), является полностью сформированной летучей мышью, которая, по-видимому, владеет эхолокацией (UCMP Беркли).

Если вы попросите эволюциониста показать вам предка летучей мыши, он, по всей вероятности (так же, как том «Летучие мыши» (ZooBooks) «Зоокниги»), покажет вам мифическое существо с вытянутыми конечностями, соединёнными растянутой кожей, скользящее с ветки на ветку, как современная летающая белка. На всех четырёх конечностях будут лапы; можно вообразить, как оно усаживается на ветке и как свисают кожные складки (Вуд и Ринк, с. 6). Что эволюционист не покажет вам, это никакого перехода между лапами, используемыми для стояния и бега, и руками-крыльями, используемыми для полётов. Он не покажет вам, потому что останков такого существа нет, и он не может себе представить, на что оно могло быть похоже. Он также не сможет объяснить, как его сформировал принцип «выживания наиболее приспособленных». В какой-то момент, задолго до того, как пальцы смогут стать рёбрами функционирующих крыльев, их удлинение будет мешать движению четвероногого. А как и почему вверх тормашками? Птицы очень хорошо сидят лицом вверх. Как «выживание наиболее приспособленных» перевернуло животное вверх ногами, со всеми физиологическими изменениями, необходимыми для поддержания такого положения? Попробуйте сглотнуть, вися вверх ногами. А что произойдёт с вашей кровью через некоторое время? Но летучие мыши едят, спят и спариваются вверх ногами, многие из них рожают также в таком положении.

   МЕХАНИЗМЫ ЭВОЛЮЦИИ
«Выживание наиболее приспособленных» составляет половину стандартного ответа, когда эволюционистов спрашивают о механизмах эволюции. Они будут указывать на примеры, подобные знаменитым зябликам Дарвина, или на бактерии, которые становятся невосприимчивыми к антибиотикам, используемым против них. Но примеры ли это эволюции или селекции? Появляется ли новая информация?

В 1859 Чарльз Дарвин опубликовал своё «Происхождение видов», в котором он изложил свою концепцию эволюционного развития видов, частично основанную на наблюдениях на Галапагосских островах. Там он заметил, что на всех островах были зяблики, похожие на зябликов материковой части Южной Америки, но при этом на каждом острове птицы отличались формой клюва (соответственно различиям в питании) и окраской друг от друга, а также от «родительского» вида на материке. Подобные различия наблюдались у разных видов черепах и ящериц, обитающих на островах (Дарвин, с. VI). Хотя он признал, что свидетельства окаменелостей не поддерживают его идею (Дарвин, с. 272-3, 423), Дарвин предположил, что те же обстоятельства, которые произвели такие изменения у птиц, могли также привести к более сильным различиям между видами, семействами и отрядами, и что все они, вероятно, произошли от общего предка за счёт накопления множества мелких изменений в далёком прошлом. Большинство современных эволюционистских идей «произошли» из этих ранних наблюдений и мыслей.

К сожалению, до публикации ещё одного знаменитого набора наблюдений оставалось 7 лет, вплоть до 1866. Тогда Грегор Мендель выпустил отчёт о своих наблюдениях и экспериментах с окрасом цветков гороха (Всемирная энциклопедия, том 9, с. 202). Он заметил, что горох в его саду имел красные или белые цветки, и обнаружил, что тщательно управляя источниками опыления, он может выращивать горох только с белыми, только с красными цветками, или же со смесью цветков двух окрасов, и что эта схема оказалась постоянной и предсказуемой от одного поколения к другому. Я сказал «к сожалению», потому что до этого механизм наследственности не был осмыслен, люди думали, что свойства, приобретённые особью животного или растения, могут быть переданы потомству, никто не знал, почему в потомстве у гороха с красными цветками могут появиться растения и с красными, и с белыми цветками (Всемирная энциклопедия, том 9, с. 208, том 13, с. 398). В самом деле, значимость работы Менделя не была осознана до 1900 года, когда его идею применили к другим свойствам растений и животных, дав начало новой науке - генетике. Если бы Дарвин знал о генах и хромосомах, о том, как они влияют на наследственность, он, возможно, понял бы, что, если Мендель смог избирательно выращивать горох только с красными или только с белыми цветками, то и «естественный отбор» мог вывести зябликов с различными расцветками и формами клюва. Потенциал разных форм и цветов присутствовал в исходной популяции, не произошло никаких реальных изменений или «мутаций». Что Дарвин счёл разными видами, на самом деле было не больше, чем отличия между немецким догом и чихуахуа (оба - собаки) или между миниатюрной лошадью и клайдусдейльской породой (обе - лошади). Эти крайности - казалось бы, «очевидно» совсем разные виды, но на самом деле генетически (если не механически) способны скрещиваться и производить жизнеспособное потомство.

Так же и с бактериями. В любом «нормальном» населении найдутся несколько особей, которые выдержат наркотики, которые убьют всех остальных. Когда только они останутся для воспроизводства, Вы получите новую популяцию резистентных к наркотикам бактерий, но без каких-либо мутаций, вопреки популярной литературе (Вайленд, с. 11).

Во всех этих примерах генетический материал ничего не приобрёл, не было увеличения информации. Как в горохе, который даёт только красные или только белые цветки, потерян ген, который кодирует другой цвет, так и птицы с короткими тяжёлыми клювами утратили способность иметь длинные, стройные клювы, так и бактерии потеряли потенциал, который у них когда-то был. Если окружающие обстоятельства вновь изменятся, у них не больше, а меньше шансов приспособиться. Эволюция же для создания новых видов, наоборот, требует увеличения информации. В противном случае амёба остаётся амебой, рыба - рыбой, а летучие мыши произошли от других летучих мышей.

«Мутация» - это вторая половина стандартного объяснения эволюции. Предполагается, что в течение бесчисленных поколений в генетическом коде происходят ошибки, производя новые свойства, и что достаточное количество времени и ошибок создаст новые виды. Но наука ли это? Или принятие желаемого за действительное?

Каждое живое существо, от самого простого вируса до самого сложного животного, содержит в своих клетках очень сложные соединения, называемые нуклеиновой кислотой. Есть две формы, называемые рибонуклеиновой кислотой (РНК) и дезоксирибонуклеиновой кислотой (ДНК) (Всемирная энциклопедия, том 14, с. 602-603). Вирусы содержат только одну из них, но клетки содержат обе. В то время как РНК управляет производством белка, ДНК является основным компонентом в хромосомах, который обеспечивает план или схему наследственности. Каждый раз, когда клетка делится на две части, РНК в теле клетки и ДНК в ядре должны быть точно скопированы, по одной копии для каждой клетки. ДНК - это невероятно сложная молекула, напоминающая длинную лестницу, которая была закручена в спираль. Боковины лестницы собраны из соединений, называемых фосфатами и сахарами, в то время как «ступеньки» состоят из двух из четырёх возможных оснований во всевозможных комбинациях. Точный состав и порядок «ступенек» варьируется от одного вида живого существа к другому. Каждая «лестница» ДНК имеет около 20 тысяч «ступенек», каждая хромосома содержит многие тысячи молекул ДНК. РНК имеет аналогичную структуру, но с другими сахарами, одно из четырёх оснований также отличается.

Так как именно хромосомная ДНК (а в некоторых случаях РНК) обеспечивает строение каждой ячейки и особи, если какая-либо из тысяч ступенек будет повреждена или если их комбинации в копии будут изменены, то клетка окажется дефектной. Вопреки распространённому мнению, большинство изменений в структуре ДНК (мутации) в лучшем случае ослабляют, а в худшем убивают клетку. Лишь очень немногие являются нейтральными, а положительные изменения практически не бывают (Сандерленд, с. 142-143). Для получения здорового, полноценного человека каждая копия ДНК и РНК должна быть идентичной оригиналу, до последней ступеньки. Например, «ослабленная чешуя» динозавров не могла ни логически, ни научно превратиться в удивительно сложные птичьи перья. Чтобы это произошло, необходимо добавить очень много генетической информации, а мутации не добавляют информацию (Сандерленд, с. 154). В нескольких редких случаях наблюдается мутация, которая позволяет бактерии избежать последствий антибиотика, но только потому, что мутация блокирует нормальную функцию, на которую было рассчитано действие препарата (Вайленд, с. 12.). Опять же, это означает потерю, а не приобретение информации.

Таким образом, логически «выживание наиболее приспособленных» и мутации не могут произвести полнофункциональную руку-крыло, обнаруженную даже в самых древних известных окаменелостях летучей мыши, независимо от того, сколько времени было отпущено. Увы, Дарвин этого не понял. Он слепо полагал именно такое развитие, говоря: «я не усматриваю непреодолимую трудность» (Дарвин, с. 142) преобразования «летающих» животных в летучих мышей посредством множества маленьких шагов; он не понимал, насколько это нелепо в свете современного понимания генетики и ДНК.

   АЛЬТЕРНАТИВА
Есть более простое объяснение: летучие мыши, как автомобили и самолёты, являются продуктом очень тщательного разумного замысла; все разнообразные формы и функции позволяют различным летучим мышам функционировать в различных экологических нишах. Все анатомические особенности, необходимые для полётов и висения вниз головой, были продуманы и «запрограммированы» в генетическом коде. Ноги летучих мышей полностью расслаблены, когда они висят (доктор Блэр Сьюти, личное общение, 17 октября 1998), но оторвать их потребует усилия. Как такая способность «развилась»? Пещера Бракен к югу от центра Техаса - дом для 20 миллионов мексиканских безхвостых летучих мышей (Маккракен, с. 67-68). Чтобы избежать столкновений и найти свой ​​путь, каждая летучая мышь должна распознать собственное эхо среди миллионов других. Как эта способность развилась случайными мутациями?

Проблема с принятием Творения не в том, что она ненаучна; как уже говорилось, именно эволюция на самом деле ненаучна в своих предположениях. Нет, реальная проблема заключается в том, что, если вы принимаете Творение, то должен быть и Творец. Определение характера и личности этого Творца ведёт в область религии, и если Творец действительно существует, то, возможно, Библия истинна, когда она говорит о Боге как о создателе вселенной и всего, что находится в ней. И может быть, у людей есть определённая ответственность перед этим Творцом. Для многих людей, учёных и мирян, мысль о подотчётности неприемлема. Поэтому должно быть объяснение, которое не требует Творца (и они пойдут на всё, перекрутят и проигнорируют факты, чтобы придумать такое объяснение). Вот реальная проблема с принятием Творения, а не случайной эволюции, независимо от того, на что, казалось бы, указывают факты. На самом деле, несколько честных учёных настаивают, что факты предъявляют доказательства Творения (см. д-р Майкл Бихи: «Чёрный ящик Дарвина» (Darwin's Black Box); д-р Майкл Дентон: «Эволюция: теория в кризисе» (Evolution:  A Theory in Crisis) - два имени с книгами для примера, их намного больше).

Астрономы тратят миллионы долларов, создавая и используя огромные радиотелескопы для поиска неслучайных радиосигналов из космоса. Считается, что неслучайная, упорядоченная последовательность будет признаком разума «там», потому что это не может произойти вследствие случайной звёздной активности. Но когда молекулярные биологи обращают свои микроскопы на исследование молекул ДНК, невероятные неслучайные последовательности, которые они наблюдают, рассматриваются исключительно как случайные происшествия. Имеет ли это смысл? Научно ли это?

В заключение своей книги «Эволюция: теория в кризисе» Дентон подводит итог следующим образом:

«... никто никогда не наблюдал переходную последовательность функциональных форм [множество дарвиновских мелких шагов], связывающих все известные в прошлом и настоящем виды жизни. Принцип непрерывности в природе существует лишь в сознании человека, но не в фактах природы. Следовательно, в самом прямом смысле, пропаганда доктрины непрерывности всегда требовала отступления от чистого эмпиризма, и вопреки тому, что сегодня упорно утверждают биологи-эволюционисты, в научном сообществе именно антиэволюционисты строго любили факты и более твёрдо придерживались эмпирического подхода»  (Дентон, с. 353-354).

Могли ли летучие мыши развиться эволюционно или же они были созданы Творцом? Подумайте об этом. Будьте честны.
 

ССЫЛКИ - REFERENCES

◌  Behe, Michael (1996).  Darwin's Black Box: the Biochemical Challenge to Evolution, The Free Press, New York, N.Y.    (Бехе, Майкл (1996): «Чёрный ящик Дарвина: биохимический вызов эволюции». «Свободная пресса», Нью-Йорк, Нью-Йорк)
◌  Darwin, Charles (1872, reprint 1963).  On The Origin of Species by Means of Natural Selection, 6th ed. (with new preface), The Heritage Press, New York, N.Y.    (Дарвин, Чарльз (1872, переиздание 1963): «О происхождении видов путём естественного отбора», 6-е изд. (с новым предисловием). Издательство «Наследие», Нью-Йорк, Нью-Йорк)
◌  Denton, Michael (1986).  Evolution: A Theory in Crisis, Adler & Adler, Bethesda, Maryland.    (Дентон, Майкл (1986): «Эволюция: теория в кризисе». «Адлер и Адлер», Вифезда, штат Мэриленд)
◌  Gibbons, Ann (1992).  Is "Flying Primate" Hypothesis Headed for a Crash Landing?  Science, Apr. 3, v. 256 n. 5053, p. 34.    (Гиббонс, Энн (1992): «Крах гипотезы «летающих приматов» неизбежен?». «Наука», 3 апреля, том 256, н. 5053, с. 34)
◌  Hill, John E., and James D. Smith (1984).  Bats:  A Natural History, University of Texas Press, Austin.    (Хилл, Джон Э., Джеймс Д. Смит (1984): «Летучие мыши: естественная история», Издательство Университета Техаса, Остин)
◌  McCracken, Gary F., and Mary K. Gustin (1987).  Batmom's Daily Nightmare, Natural History, Oct., v. 96  n. 10, pp. 66-73.    (Мак-Кракен, Гэри Ф., Мэри К. Гастин (1987): «Ночной кошмар летучих мышей». «Естественная история», октябрь, том 96, н. 10, с. 66-73)
◌  National Geographic Society (1973).  Strange Creatures of the Night [Video].    (Национальное географическое общество (1973): «Странные создания ночи» [видео].)
◌  Pettigrew, Dr. John D. (1986).  Are Flying Foxes Really Primates?  Bats, Jun. v. 3 n. 2, pp. 1-2.    (Петтигрю, д-р Джон Д. (1986): «Приматы ли летучие лисицы?». «Летучие мыши», июнь, том 3, н. 2, с. 1-2)
◌  Smith, J. D., and G. Madkour (1980).  Penial Morphology and the Question of Chiropteran Phylogeny, Proceedings of the 5th International Bat Research Conference, Texas Tech Press, pp. 347-365.    (Смит, J. D., Г. Мадкур (1980): «Морфология полового члена и вопрос филогенеза рукокрылых». Труды 5-й Международной научной конференции по изучению летучих мышей, издательство «Техас Тек», с. 347-365)
◌  Sunderland, Luther D. (1988).  Darwin's Enigma, 4th Ed., Master Book Publishers, Santee, CA.    (Сандерленд, Лютер D. (1988): «Загадка Дарвина», 4-е издание, издательство «Мастер книга», Санти, Калифорния)
◌  Thewissen, J. G. M., and S. K. Babcock (1992).  The Origin of Flight in Bats, BioScience, May, v. 42 n. 5, pp. 340-345.    (Тьюиссен, Й.Дж.М., С.К. Бэбкок (1992): «Как летучие мыши научились летать». «Бионаука», май, том 42, н. 5, с. 340-345)
◌  UCMP Berkeley (1999).  Chiroptera:  Fossil Record.  [On-Line].  Available:  http://www.UCMP.Berkeley.EDU/mammal/eutheria/chirofr.html.    (UCMP Беркли (1999): «Рукокрылые: окаменелости» [онлайн]. Доступно: http://www.UCMP.Berkeley.EDU/mammal/eutheria/chirofr.html)
◌  Wilson, Don E. (1997).  Bats in Question, Smithsonian Institute Press, Washington D. C.    (Уилсон, Дон Э. (1997): «Летучие мыши в вопросах». Издательство Смитсоновского института, Вашингтон)
◌  Wood, Linda C. and Deane Rink (1994).  ZooBooks: "Bats". California: Wildlife Education Ltd.    (Вуд, Линда С., Дин Ринк (1994): «Зоокнига: Летучие мыши». Калифорния: ООО «Изучение дикой природы»)
◌  World Book Encyclopedia (1999).  Heredity, v. 9 pp. 200-210.    (Всемирная энциклопедия (1999) : «Наследственность», том 9, с. 200-210)
◌  World Book Encyclopedia (1999).  Mendel, Gregor Johann, v. 13 p. 398.    (Всемирная энциклопедия (1999) : «Мендель, Грегор Иоганн», ст. 13, с. 398)
◌  World Book Encyclopedia (1999).  Nucleic Acid, v. 14, pp. 602-603.    (Всемирная энциклопедия (1999) : «Нуклеиновая кислота», ст. 14, с. 602-603)
 


Рон Литтл - волонтёр организации «Говорящие животные» в орегонском зоопарке в Портленде. Он специализируется на летучих мышах всего мира. Коллеги и туристы чаще называют его Бэтмен. Он написал данную статью и дал согласие на размещение её на этой веб-странице. Рон также активный член DSA -орегонской «Ассоциации науки создания», которая изучает вопросы Творения/эволюции.
 
"Летучие мыши и эволюция"
<http://www.creationism.org/russian/bats_ru.htm>

Main:  Russian
www.creationism.org